Ася Аксельрод (alaxelrod) wrote,
Ася Аксельрод
alaxelrod

позавчера...

Позавчера (27 января, а я начала писать этот пост 29 января) был день Холокоста, в связи с чем в были сообщения в новостях, а полит.ру поместило даже цитату из выступления Пан Ги Муна по этому поводу: http://www.polit.ru/news/2007/01/29/jertvy.popup.html.
В голове крутился какой-то текст о том же, и только сейчас дошло, что же это было. Когда-то меня шокировал текст, который сейчас я убираю под кат - правда, его сила во многом была обусловлена сдержанной и страстной манерой авторского исполнения.

Александр Галич

Баллада о вечном огне

                           Посвящается Льву Копелеву

..."Неизвестный", увенчанный славою бранной!
Удалец-молодец или горе-провидец?!
И склоняют колени под гром барабанный
Перед этой загадкой главы правительств!
Над немыми могилами -- воплем! -- надгробья...
Но порою надгробья -- не суть, а подобья,
Но порой вы не боль, а тщеславье храните --
Золоченые буквы на черном граните!..

Все ли про то спето?                                  
Все ли навек -- с болью?
Слышишь, труба в гетто
Мертвых зовет к бою!
Пой же, труба, пой же,
Пой о моей Польше,
Пой о моей маме --
Там, в выгребной яме!..

Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Рвется и плачет сердце мое!

А купцы приезжают в Познань,
Покупают меха и мыло...
Подождите, пока не поздно,
Не забудьте, как это было!

Как нас черным огнем косило
В той последней слепой атаке...
"Маки, маки на Монте-Кассино",
Как мы падали в эти маки!..

А на ярмарке -- все красиво,
И шуршат то рубли, то марки...
"Маки, маки на Монте-Кассино",
Ах, как вы почернели, маки!

Но зовет труба в рукопашный,
И приказывает -- воюйте!
Пой же, пой нам о самой страшной,
Самой твердой в мире валюте!..

Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Рвется и плачет сердце мое!
Помнишь, как шел ошалелый паяц
Перед шеренгой на аппельплац,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
В газовой камере -- мертвые в пляс...

А вот еще:
В мазурочке
То шагом, то ползком
Отправились два урочки
В поход за "языком"!
В мазурочке, в мазурочке
Нафабрены усы,
Затикали в подсумочке
Трофейные часы!
Мы пьем, гуляем в Познани
Три ночи и три дня...
Ушел он неопознанный,
Засек патруль меня!
Ой, зори бирюзовые,
Закаты -- анилин!
Пошли мои кирзовые
На город на Берлин!
Грома гремят басовые
На линии огня,
Идут мои кирзовые,
Да только без меня!..
Там у речной излучины
Зеленая кровать,
Где спит солдат обученный,
Обстрелянный, обученный
Стрелять и убивать!
Среди пути прохожего --
Последний мой постой,
Лишь нету, как положено,
Дощечки со звездой.

Ты не печалься, мама родная,
Ты спи спокойно, почивай!
Прости-прощай разведка ротная,
Товарищ Сталин, прощевай!
Ты не кручинься, мама родная,
Как говорят, судьба слепа,
И может статься, что народная
Не зарастет ко мне тропа...

А еще:
Где бродили по зоне КаЭры,
Где под снегом искали гнилые коренья,
Перед этой землей -- никакие премьеры,
Подтянувши штаны, не преклонят колени!
Над сибирской Окою, над Камой, над Обью,
Ни венков, ни знамен не положат к надгробью!
Лишь, как Вечный огонь, как нетленная слава --
Штабеля! Штабеля! Штабеля лесосплава!

Позже, друзья, позже,
Кончим навек с болью,
Пой же, труба, пой же!

Пой, и зови к бою!
Медною всей плотью
Пой про мою Потьму!
Пой о моем брате --
Там, в ледяной пади!..

Ах, как зовет эта горькая медь
Встать, чтобы драться, встать, чтобы сметь!
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Песня, с которой шли мы на смерть!
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-бала, тум-бала, тум-балалайка,
Тум-балалайка, шпил балалайка,
Рвется и плачет сердце мое!

31 декабря 1968, Дубна

Tags: еврейство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments