May 1st, 2009

Передача про питерских евреев

Эта передача была в ночном эфире 29.04.2009, участвующий в ней раввин Цви Пинский - мой преподаватель на курсах, собственно, из-за него я передачу и посмотрела. Может, кому-то еще будет интересно.
Как мне показалось, основная обсуждавшаяся проблема - "что такое еврей и трудно ли им быть". Интересен контраст между репликами р. Цви и двух других участников.

неделю назад - рефлексивное

В прошлое воскресенье, около девяти часов утра, я стояла на крыльце пансионата в Ленобласти и слушала "музыку". Зяблики, дрозды, синицы, воробьи и не знаю, кто еще, пели, щелкали, стрекотали, создавая хор голосов, звучавший как гармоничный грохот. Было хорошо, начинался теплый солнечный день. Третий день семинара от "Старс" - "Союза Торы для русскоговорящих", его питерской части.
Нас было, наверное, человек сорок пять - пятьдесят - впрочем, я могу ошибаться. Множество студентов - просто участников Старс, три раввина с семьями. Семинар был посвящен различным течениям в иудаизме. Идея разобраться, чем же отличается хасидизм от нехасидизма, и какая разница между браславским и, скажем, сатмарским хасидами (и т.д.) оказалась актуальной и в силу этого интересной.
Готовили и проводили семинар сами студенты. Для меня это было и важно, и приятно. Мне нравился процесс, когда я смотрела на него как бы со стороны, нравилась постоянная демократичность ситуации. Я слушала лекции, и мне было хорошо в этом, интересно и небезразлично. Правда, как выяснилось, есть нечто более захватывающее: общение с маленькими детьми, бывшими тут же со своими родителями. В некоторый момент я отвлеклась от чьей-то лекции, переключившись на общение с девочкой Нехамой, не более полутора лет от роду. Это оказалось настолько сильным чувством - счастье от взаимодействия с маленьким ребенком, что вернуть меня в лекцию уже ничто не могло.
Так как в еврейской традиции существуют три молитвы в день, а по субботам их четыре, то наши мальчики молились, как положено, в импровизированной синагоге. Женщины не обязаны так молиться, но могут это делать, и могут просто присутствовать.
На самом деле никого не заставляли ни приходить на молитву, ни молиться. Но мы были там, почти все и почти все время. С лекциями, кстати, то же самое - никто не был обязан приходить, и все были.
Почему?
В некоторый момент я поймала себя на том, что мне не важно, о чем семинар. Хорошо, что мне интересна тематика, но вообще это не главное. Мне интересны и важны эти люди, мне хочется с ними быть. Мне просто хорошо в этой компании. Про кого-то знаю, а про многих - подозреваю, что именно это было движущей силой их присутствия и участия.
В конце семинара я поняла, что положение мое довольно странно. Я там была третьей по старшинству, то есть старше меня - только раввин Цви Пинский и его жена Дина. Это странное положение, когда по возрасту выпадаешь из компании, в которой чувствуешь себя комфортно. Вроде уже динозавр, но держат за свою, и так странно это. И так пробивает смесь отчаяния с раздражением, когда самые юные пытаются обращаться на "Вы" - а с другой стороны, как должны ко мне обращаться люди, которые моложе на 10-12 лет...
И странно мне, привыкшей к какой-то активности, быть одновременно в числе старших и в пассивном залоге, а с другой стороны, ребята так работали, что какая-то моя активность и не была нужна, они справлялись, да и кто я - просто студентка Старс, от меня ничего подобного не ожидалось. Хотя - я была бы рада что-то делать, кроме как слушать.
Невольно задаюсь вопросом, сколько еще времени я смогу быть "своей" на Старсе. Что будет, когда разница в возрасте станет более ощутимой, когда я буду меньше похожа на студентку? Придется уходить, потому что стану чужой людям, к каждому из которых испытываю тепло и благодарность за то, что они принимают меня такой, какая я есть...