May 4th, 2012

По воспоминаниям моих одноклассниц...

Прошло безумно много лет со дня окончания школы, если быть точной - 19, и еще больше со дня начала обучения в ней, если быть точной - 29. Это все время была одна и та же школа, №179, Калининского района Санкт-Петербурга, ныне лицей, то ли медицинский, то ли химико-биологический. Тогда была просто школа, одна из множества питерских окраинных школ, ничего особенного.
Училась я очень странно. Если задание выполнялось в классе, результатом часто было "2, мало за урок" (или "3, мало за урок"). Если задание выполнялось дома, троек не случалось. Потому что только дома я успевала что-то нормально сделать.
Отношения в классе не задались с самого начала. Учительница, видимо, сыграла в этом не последнюю роль. Не могу, правда, определить с уверенностью, какую именно. Думаю, что куда больше причин для плохого отношения ко мне со стороны класса было во мне самой. Начиная с внешних черт: маленькая для своего возраста, черненькая, ни на кого не похожая.
Я долго помнила, по сути, только это. Потом случилась череда одинаковых, но странных событий. В социальных сетях, через друг друга, меня стали находить мои одноклассницы. Мы не общались годы. Первая из них появилась вновь пять лет назад, последняя - минувшей осенью. С тремя из четырех я подолгу разговаривала о себе (с одной - скорее, о ней).
Т. : "Ты была очень маленькая, и у тебя был огромный бант, и мне казалось, что ты и возрастом младше нас. Я думала: "как этот ребенок оказался здесь, ей надо в детский сад". Мне казалось, что я намного старше и умнее тебя. Ты была симпатичная, но вела себя странно. Как будто ничего не понимала, не умела себя вести."
Э. : "Я помню, что тебя травили. Почему это было? Не помню. Не знаю. Мне кажется, ты не протестовала. Ты была очень медлительной, почему тебе не сделали индивидуальную программу обучения, их делают во всем мире, в том числе и для людей с такой проблемой, как у тебя... Ты была другой, совсем другой, я тебя сейчас не узнаю."
В.: "Тебя травили, били все время, кричали, что ты дура, а мы с Э. тебя защищали, говорили - "не трогайте ее, не надо, она просто другая". Ты была не похожа на них. Всегда говорила то, что думала. Мне кажется, ты была доброй. Но ты была совсем другой. Они тебя ненавидели, все время пытались достать, задеть".
Это они вспоминали про меня в начальной школе, то есть в возрасте семь-девять лет. Я всего этого не помнила, пока они не заговорили. Помнила, конечно, травлю в подростковом возрасте. Но это какие-то совсем другие, более ясные воспоминания.
Чего я не понимаю, так это - как я после такого на десять лет вошла в подростковый класс и работала в нем, и еще - почему это все время крутится в голове сейчас, через столько лет, и почему-то остается важным.