August 27th, 2013

про критерии защищенности от остракизма

Подумала сегодня. Мы вот говорим: сначала, мол, геи, потом мигранты (или в обратном порядке), выбраны в качестве врагов и объектов остракизма, а завтра это может быть кто угодно. А ведь не так. Не кто угодно. Если имярек русоволос и сероглаз; принадлежит к титульной нации; не тощ и не впечатляюще объёмен; явно гетеросексуален или, по крайней мере, у окружающих нет предположений насчет иного; трудится в офисе от сих до сих; одевается не эпатажно и не в грязное, в ушах нет тоннелей, а на лице - татуировки; не высказывается на какие-то остроактуальные темы в ключе, отличном от основного тренда; не отказывается от алкоголя и даже напивается иногда до какого угодно состояния; не курит; не цитирует Чехова или Мандельштама; воздерживается от любой формы борьбы за что-то или кого-то; то этот человек не только пребывает ныне в безопасности, но и будет пребывать всегда именно в том смысле, что остракизм со стороны властей и общества, присоединяющегося к ним, ему не грозит. Современный "маленький человек", который не может примерить на свою шкуру ничего, происходящего с другими, не без оснований считая, что его не коснется.

Попутно выясняется, между прочим, что среди моего круга общения таких людей нет. Уж не выдумала ли я их?