?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Моя статья в сборнике.

В этом тексте есть автобиографическое, а научная стилистика не выдерживается. В общем, нетипичная статья. Моя огромная благодарность за возможность публиковаться - моему первому научному руководителю.
Аксельрод А.Л. С.Л. Рубинштейн и индивидуальная этика студента-психолога // Преемственность психологической науки в России: традиции и инновации СПб, Издательство РГПУ им. А.И. Герцена, 2012, с.113-117


Человек обучающийся, и притом осваивающий не прикладное ремесло, а науку, читает вынужденно много. Обилие учебников и монографий после какого-то момента кажется сплошной массой страниц, наполненных канонически значимыми текстами, важными формулировками, описаниями и выводами. Лики многих из этих книг, увы, стираются, оставаясь тем самым цветом обложки, правильное обозначение которого на экзамене подтверждает, что книга была читана. И как ни обидно за авторов этих книг, за их старание, за жизнь, положенную на научный поиск и так недооцененную, приходится все же признавать очевидное.
Тексты, лишь однажды прочтенные, но не забывающиеся в своих главных чертах никогда, редки. Авторов, создававших и создающих ныне такие тексты, мало. Знакомство с ними впечатляет.
Специфика подготовки студента-психолога в том, что он должен не одну лишь науку понимать, но и быть готовым взаимодействовать с людьми в рамках своей профессии, сближаться с ними не только в личных, но, что важно, в профессиональных целях, понимать их состояния, надежды, страхи, особенности. Такая работа предъявляет требования к профессионалу. В частности, это требование личностной зрелости. Человек должен обладать сформировавшейся устойчивой этикой, знать, что он считает хорошим, что – плохим, с чем мирится, что не приемлет. Он должен быть способным на ответственность за себя и за другого человека, должен понимать, что такое границы личности, уметь удерживать свои и не нарушать чужие границы. В конце концов, человек, работающий с людьми, должен уметь рефлексировать свое состояние, свои отношения с другими, быть способным выйти в метапозицию, понимать происходящее не только интерпретируя его, но и строя гипотезы, и проверяя их в диалоге. По наблюдениям автора, в том числе – интроспективным, все эти важные качества появляются и наращиваются постепенно. Очевидным образом влияние на этот процесс оказывают разговоры с людьми, облеченными доверием, и чтение значимых текстов. Удивительно, но если без диалогов с референтными собеседниками еще можно обойтись, то без чтения текстов – существенно сложнее.
Один из случаев такого чтения – работы С.Л. Рубинштейна «Бытие и сознание» и «Человек и мир».
Студентам сейчас многое доступно, и можно читать И. Ялома, К. Роджерса, В. Сатир, Р. Мэя, и многих других, присваивая их метод думать, действовать, усваивая их этику. По убеждению и личному опыту автора, тексты С.Л. Рубинштейна – не менее яркий пример источника формирования этики, шире – философии, индивидуальной философии студента, да и любого человека, пребывающего в поиске или даже читающего текст «по необходимости», как такой, без которого нельзя обойтись.
Текст С.Л. Рубинштейна всегда строго научен, обращен к предшественникам и современным Рубинштейну исследователям, глубок и временами труден для понимания. Но в то же время он явно устремлен к читателю, смысл текста не скрыт в себе, он очевиден, строки живы и актуальны.
В «Бытии и сознании» С.Л. Рубинштейн пишет о проблеме познания психики, в частности, о методе интроспекции: «Смысл интроспекции – в утверждении самоотражения психического в самом себе: психическое – замкнутый мир «чистого» сознания, обособленного от материального мира; это дух, познающий себя через самого себя, непосредственно, минуя всякое интеллектуальное опосредование.
Необходимость идти к познанию психики других людей через их поведение, через материальное опосредование очевидна. Поэтому интроспекционизм обращается к самонаблюдению, которое как будто позволяет миновать всякое опосредование через материальное. Здесь представляется иллюзорная возможность осуществлять познание психического, собственных переживаний субъекта, не выходя за пределы психического, оставаясь якобы в обособленном от материального, замкнутом духовном мире чистого сознания. В этом корень зла; против этого должна быть направлена критика, а не против самонаблюдения как такового. (…)
Самонаблюдение может давать реальное познание, если оно не превращается в интроспекцию в вышеуказанном специфическом смысле, если оно строится, как и познание других людей, путем психологического анализа данных поведения.» (С.Л. Рубинштейн, Бытие и сознание. Человек и мир СПб.: Питер, 2003, стр. 91) Рубинштейн терпеливо разъясняет читателю свою точку зрения. Что есть интроспекция, почему «чистой интроспекции» недостаточно для познания, какова логика продуктивного самонаблюдения. И здесь же, следующей строкой, конкретизирует последнюю мысль: «В испытании жизни познаем мы самих себя. Нередко какой-нибудь наш поступок или реакция на поведение других людей впервые открывает нам глаза на чувство, которое до того мы до конца не осознавали.» (там же) Что может быть живее этих двух фраз, очерчивающих состояние, которое каждому случалось переживать, но почти нигде, разве только в художественной литературе, не найдется сопоставимого по выразительности описания этого же самого.
Неудивительно, что читатель приникает к тексту, так хорошо его понимающему, с такой точностью отражающему колебания души.
Изучая науку, студент или совсем взрослый читатель изучает, в то же время, себя, не только в тексте переходя от интроспекции к подлинному самонаблюдению в вышеуказанном смысле, но и внутри себя творя его, все тоньше и результативнее.
Сложные вопросы человеческой жизни, а не только лишь теории и практики науки, раскрываются для читателя, как объект его осмысления и понимания. «Применительно к сознательным действиям человека проблема детерминизма приобретает особую остроту. Свобода сознательных действий как будто непримиримо противостоит детерминированности как необходимости. Однако на самом деле сознательное действие детерминируется обстоятельствами жизни и вместе с тем изменяет их по замыслу человека. В нем, таким образом, непосредственно выступают и необходимость и свобода.
Необходимость заключается в объективной закономерной обусловленности человеческих действий, как и всех явлений; свобода человека – в возможности самому определить линию своего поведения, отвергнув все решения, несовместимые с ней» (там же, стр. 240)
Как часто мы размышляем, да и спорим, о судьбе как предрешенности или объекте творчества, о локусе контроля, и часто приходим к выводу, что предпочтителен внутренний локус, перфекционистски полагая, что «человек может все», и как часто свобода для нас выглядит, в первую очередь, «свободой от», а Рубинштейн формулирует ее как свободу самому принимать решения, при том, что есть и обстоятельства, которые не изменить, или которые тоже можно и нужно изменять. Сбалансированное представление о свободе, апеллирующее прежде всего к личному выбору, предлагает читателю размышление над тем, так ли уж детерминируют его обстоятельства, и насколько он свободен выбирать, решать, действовать.
«На самом деле, проблема свободы и необходимости – это вопрос о человеке как субъекте и условиях его деятельности…» (там же, стр. 250) Изучая проблему субъекта, субъектности, читатель вдруг оказывается перед пониманием того, что он сам, как субъект, есть существо, могущее принимать решения, действовать, принимать во внимание границы своих возможностей. Автор этих строк помнит, как десятилетие назад, читая работы С.Л. Рубинштейна и его учеников, А.В. Брушлинского и К.А. Абульхановой-Славской, решал для себя вопрос собственной субъектности, адекватности их и собственному, сформировавшемуся под этим влиянием, представлению о том, что есть он сам, как субъект жизни. Это были важные, хотя порой и неутешительные размышления.
Надо заметить, что проблема человека как субъекта жизни связана для Рубинштейна, в частности, с человеческой смертностью. «Смерть превращает жизнь в нечто внешне завершенное и ставит, таким образом, вопрос о ее внутренней содержательности» (там же, с. 369) Так возникает проблема ответственности субъекта за свою жизнь. Невозможно, читая текст о смерти и смертности, не думать о себе, о своей тревоге, о страхе смерти. Проблема, которой люди так опасаются касаться, получает новое развитие: «Смерть есть также конец моих возможностей дать еще что-то людям, позаботиться о них. Она в силу этого превращает жизнь в обязанность, обязательство сделать это в меру возможностей, пока я могу это сделать. Таким образом, наличие смерти превращает жизнь в нечто серьезное, ответственное, в срочное обязательство, в обязательство, срок выполнения которого может истечь в любой момент. Это и есть серьезное отношение к жизни, которое в известной степени является этической нормой.» (там же, с. 369) Так вся жизнь субъекта становится полем его ответственности – за себя, за других, за свое дело, за то важное, что в жизни есть. Рубинштейн спокойно замечает: «Мое отношение к собственной смерти сейчас вообще не трагично» (там же, с.369) – уверенность человека, удовлетворенного прожитым и не жалеющего о каких-то значительных, но упущенных возможностях. Трагична для Рубинштейна была бы смерть, оборвавшая дело, замысел, не давшая что-то завершить (там же, с.369). Не драматизирующее, не ужасающееся отношение к смерти – само по себе пример отношения к жизни, к ее трагедиям, ограничениям, требованиям.
Для С.Л. Рубинштейна жизнь сложна, в ней всему есть место, и хорошему, и плохому. «Жизнь могуча, бесконечно разнообразна и чревата всем добрым и злым. И у человека, в конечном счете, одно дело в жизни: самому вносить в нее, сколько только может он, красоты и добра» (там же, с.371) Такое простое отношение к сложной жизни совсем не предполагает, что что-то в ней будет просто. Но точность формулировки сравнима, например, с лаконичными строчками К. Кулиева: «бытует вечность только в простоте,/а простота есть мудрость и работа». Пока смерть не разлучит человека с жизнью, он должен вкладываться в нее. Такая этическая позиция.
Вообще этика Рубинштейна привлекательна и честностью своей, и понятностью, так же, как текст его привлекателен почти художественной красотой и искренностью.
Одно из самых красивых определений любви (и сильнее всех других связанное с этикой) принадлежит С.Л. Рубинштейну. «Моральное отношение к человеку – это любовное отношение к нему. Любовь выступает как утверждение бытия человека. Лишь через свое отношение к человеку человек существует как человек. Фундаментальное и чистейшее выражение любви, любовного отношения к человеку заключено в формуле и в чувстве: «Хорошо, что вы существуете в мире». (там же, с. 387) Это уже из незабываемого. С одной стороны, любовное отношение – это этическое отношение. С другой – именно оно делает жизнь полноценной, позволяя наполнять ее красотой и добром. Когда человек говорит другому «спасибо, что ты есть» - это, если верить Рубинштейну, и есть любовь.
Удивительная формула «быть любимым – это быть самым существующим из всего и всех» (там же, с. 387) несколько раз была предложена одиннадцатиклассникам как одно из представлений о любви. И, будучи сложной, нетипичной по структуре для современных старших школьников, фраза была понята, как точно описывающая любовь.
На страницах труда С.Л. Рубинштейна соседствуют И. Кант и Г.В.Ф. Гегель, Н. Мальбранш и И.М. Сеченов, К. Маркс и И.П. Павлов, Э.Б. Титченер, Б. Рассел, многие другие. Серьезная работа представляется трудным чтением – на первый взгляд, и действительно иногда это непросто. Но вознаграждение ждет читателя и в красоте текста, и в том, что эту книгу невозможно закрыть просто так, спокойно вернуть на полку. Наряду с углубившимся пониманием психологии как науки, которой С.Л. Рубинштейн отдал огромную часть своей жизни и в которую, возможно, еще входит или давно вошел читатель, возрастает компетентность читателя в людях, в себе самом, и закладывается, или обогащается и проверяется, та самая этика, которая делает человека порядочным, а специалиста-психолога – еще и профессионально пригодным, способным работать с другими людьми.

Profile

alaxelrod
Ася Аксельрод

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow