Ася Аксельрод (alaxelrod) wrote,
Ася Аксельрод
alaxelrod

Час музыки

Был май 2000 года, очередной день рождения Израиля отмечался в питерском Большом зале филармонии. Мы были вдвоем с бабушкой. Зал был полон, и партер, и балконы. Очевидно, все было очень торжественно и эмоционально - таким помнится общее настроение вечера, но не детали мероприятия. Видимо, произносились речи и, наверное, пелись песни, память моя это стёрла всё, кроме музыки, о которой дальше.
Тогда было первое исполнение. Это было объявлено, помню. И. Шварц, "Желтые звезды". Другие названия - "Пуримшпиль в Каунасском гетто", "Пуримшпиль в гетто", их тогда не объявляли. Сначала мы просто слушали - но лишь несколько минут спокойно, как любую другую музыку. Но музыка была необычная. Мы все больше обращались в слух, вовлекались в мелодию: это было наше, и такое наше, что и каждому, и всем принадлежит одновременно. Мы узнавали это, слыша знакомые музыкальные фразы, цитаты из клезмерских мелодий, вплетенные в ткань симфонического произведения.
В какой-то момент - через десять минут, через двадцать? - люди начали вставать. Кто-то оставался на месте, но большинство шло к сцене. Это было как волны, как много волн. Балкон опустел - люди спустились оттуда в партер и тоже шли к сцене. Все двигались в одном направлении, молча. Подошли вплотную к оркестру и замерли. Так стояли до конца, тихо-тихо, потрясенные музыкой, до конца почти часового произведения.
Не видела такого никогда больше. И не слышала.
Потом были овации. Долгие, нескончаемые. Помню свои чувства удивления и благодарности людям, один из которых услышал нечто мое и записал это нотами, а другие - сыграли вот только что.
Tags: еврейство, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments