Ася Аксельрод (alaxelrod) wrote,
Ася Аксельрод
alaxelrod

Детали архитектурного сооружения как ковер.

Когда я была маленькой, в моей комнате были обои с достаточно сложным рисунком. У бабушки был ковер, он висел на стене, и рисунок там был, примерно как у тех обоев. Дома я разглядывала перед сном рисунок на обоях, следила взглядом то по одной линии, то по другой, разбираясь в хитросплетениях узора и снова в них запутываясь, а у бабушки то же самое проделывала с ковром. Нравилось обилие деталей, линий, углов и узлов, вся эта сложная геометрия, которую можно рассматривать подолгу, каждый день по новой. Вероятно, те обои и ковер что-то вложили в мою дальнейшую жизнь, по крайней мере, к узорам, самым разным, я неравнодушна.
Иногда совсем другой, сложный или не очень, рисунок возвращает меня в детское состояние самозабвенного разглядывания узора. Вот, например, один из случаев минувшего лета.
Верхняя часть окна, несложная геометрия ковки, милый флористический рисунок лепнины. Сколько времени я могла бы разглядывать это? Нескольких минут - мало, но столько было, и постараюсь вернуться туда ещё.


Симпатичный, бледный, "никакой" оттенок зеленого, на счастье, достаточно светлый - дефицит света при съемке обернулся зернистостью кадра. Удивительно, что белые детали смотрятся на таком зеленом не только элегантно и нежно, но даже почти контрастно. Барочное обилие деталей декора: сетка, венок, растительные орнаменты, ракушки. Так вписывается здание в окружающее его пространство, за счет созвучия с ним.
Ярко-голубое небо было в тот день, невероятная погода-подарок.

Потолок соседнего зала. Та же нежная зелень и белый декор, сетка в круге разрастается, геометрически выверенно ромбики, её явное продолжение, и цветочки, её развитие, рассыпаны по, фактически, куполу изнутри, широкими лучами, напоминающими лучи солнца на некоторых рисунках. Между широкими лучами вписаны узкие: дабы не было геометрической круговерти и головокружения, взгляд должен где-то остановиться. Одной ли мне мерещится в этом узком луче тощенькая, без особой тщательности, намеками, вылепленная личинка стрекозы?

Окна, не единственные здесь, но важные источники света, украшены чуть ли не избыточно. Бесконечный, многообразный, варьирующий растительный орнамент состоит из довольно простых элементов, и чашелистики цветков даже вполне достоверны.

В это растительно-геометрическое царство вписывается восьмерка, переходящая в бесконечность. Ненавязчивый способ заполнить пространство. Сплетение ленты ли, недозатянутый узел ли, практически, лента Мёбиуса, без начала и конца. Правда, в самой верхней и самой нижней точках рисунка - почка? Пламя? Разделитель, не дающий глазу блуждать по элементу свободно.

Часть двери, решетка. В её рисунок не вписывается зелень, но, находясь за ним, очень его оживляет, добавляя к жесткому и вечному сочетанию черного с золотом свою жизнь и радость.

Черное и золотое, синее и зеленое - как редко случается увидеть эти четыре цвета, или даже любые три из них, скажем, в одежде, одновременно. По-видимому, напрасно эти сочетания недооценены. Стилизованная растительность, выдающая наблюдательность автора, золотом вписана в тривиальную, богатую, аккуратную черную геометрию. Удачное, как это часто бывает, сплетение природного и культурного. За окном простор и свобода. Но решетка вовсе не создает впечатления непроницаемой границы, не делает свободу недоступной.

Одна створка дверей закрыта, другая - открыта. Зрелище, открывающееся здесь, немного открыточное. Но ведь и весь парк отличается продуманностью. Золото решетки, золото купола. Мысленый мостик. Не такой, так какой-нибудь другой. Там, снаружи, источники вдохновения автора растительных орнаментов. Куда-то туда, далеко, летят две золоченые стрелы. Может быть, в поисках лягушек? Зачем ещё могут быть нужны золоченые стрелы? Дверь открыта, и можно выйти, и глаз восхищается простором, зеленью, золотом купола впереди, глубиной и красотой воды, а мозг, уцепившийся за сложную задачу, всё разглядывает узорную решетку.

Чем большая площадь решетки вмещается в кадр, тем большим совершенством она выглядит. Следить за переплетениями и извивами, углами, параллелями, можно сколько угодно. Мне не воспроизвести её на рисунке, но эти колечки, завитушки, листья, бутоны, стрелки впечатляют и по отдельности, и в целом.

Верхняя часть решетки, звезда, вокруг - колечки. Там, на потолке, было распространение сетки в пространстве в виде ромбиков и цветов, здесь развитие колечек в виде дуг и плавных линий, а растительный орнамент больше лиственный, чем цветочный.

Сбоку от двери всё та же нежная зелень стены, на ней белый лепной орнамент, вверху геометрически аккуратные загогулины, перекликающиеся с дугами и их переплетениями в решетке, внизу листва-листва, высвеченная солнцем, и непонятно даже, с чем она больше связана ассоциативно, с элементами решетки, с другим флористическим орнаментом интерьера, или с зеленью, изобилующей снаружи.

Ну и для полноты картины - здание целиком. Павильон Грот, архитектор Растрелли. Город Пушкин.
Эта фотография сделана в давнем 2009, около девяти утра, в один из лучших дней того года, не только потому, что была погода прекрасная, но и потому, что было много хорошего в текущей жизни, много надежд. Когда я делала этот снимок, не было тишины: пели птицы. Прекрасная была музыка.
Tags: Пушкин, фотосерия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments