?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Публикация


Еще одна публикация нашлась, моя, тоже уже давняя. Когда-то выкладывала в Контакте, кто-то, возможно, видел. Она написана на основе материалов моей диссертации, оставшейся незавершенной, и, пожалуй, дает довольно-таки адекватное представление обо всей той работе.

А. Л. Аксельрод Восприятие подростками невербального имиджа учителя // Наука и инновации XXIвека - Сургут: Изд-во СурГУ, 2008 с.143-145
В структуре имиджа невербальное поведение представляется безусловно обязательным компонентом. Поэтому, исследуя учительский имидж, мы предложили восьмиклассникам одной из школ Санкт-Петербурга описать особенности невербального поведения их учителей. Актуальность этого вопроса для имиджа учителя обусловлена не только собственно значением невербальных сигналов в коммуникации, но и тем, что «невербальное поведение может уточнять и дополнять высказывание учителя и быть, таким образом, носителем когнитивной информации; кроме того, невербальные средства могут осознанно применяться учителем для регуляции межличностных отношений и воздействия на учеников» [2]
В невербальном поведении учителя нас в наибольшей степени интересуют аспекты проксемики (пространственном расположении учителя и ученика относительно друг друга); гаптики (прикосновений к ученику); кинесики (жестового репертуара учителя), в том числе мимики учителя. В соответствии с этим, мы выясняли следующие обстоятельства: на каком расстоянии от ученика находится учитель обычно; прикасается ли он к ученику; какое у него выражение лица, каковы характерные жесты.
В ходе исследования опрашивались ученики восьмых классов, 18 мальчиков и 18 девочек, всего 36 человек. Анализ ответов учеников мы начнем с общей картины, после чего обратимся к результатам статистической обработки.
Нужно отметить, что невербальное поведение человека значительно слабее осознается им самим и партнерами по общению, чем его вербальное поведение, но при этом с очевидностью влияет на процессы взаимного восприятия и взаимодействия.[3,4] Следовательно, ученики заведомо недостаточно осознают особенности невербального поведения своих учителей, но, тем не менее, «учитывают» эти особенности при формировании отношения к учителям, при взаимодействии с ними. Мы анализируем письменные ответы учеников на заданные нами вопросы, то есть только то, что было учеником осознано. Этот минимум информации, однако, тоже позволяет сделать определенные выводы.
Оценочные эпитеты, замеченные в ответах учеников, характеризовавших невербальное поведение учителя, по большей части имеют отношение к выражению его лица и, судя по ним, лица учителей видятся школьникам такими: они грустные, добрые, злые, нервные, обычные, одинокие, равнодушные, раздраженные, серьезные, удивленные, усталые, хмурые. С одной стороны, подразумеваются разные выражения лица, но с другой – все эти определения вместе характеризуют лица людей, нагруженных своими проблемами и не скрывающих это. Описания собственно мимики отсутствуют, нет даже упоминания улыбки. Очевидно, для школьников лицо учителя нечасто является источником позитивных эмоций, но скорее оно вызывает сочувствие, чем неприязнь.
Жесты описываются учениками еще более сдержанно: само слово «жест» упоминается с определениями «разные», «нормальные», «спокойные», о жесте, без упоминания его, ученик написал – «раздраженные». Один ученик сообщает, что учителя «особо не жестикулируют». Информация не только небогатая, но и неоднородная: ученики дают понять, что не замечают у своих учителей единообразия мимики или жестов. В ответах встречаются указания на то, что учителя разные, бывают такими или иными всегда, иногда, когда как, не всегда, редко, часто. Ученики, таким образом, воспринимают своих учителей в динамике.
То же и в отношении расстояния, на котором находится учитель, его местоположения в классе. Некоторые ученики определяют расстояние лишь в общих чертах: «близко», «слишком близко», «не далекое расстояние», «на любом расстоянии», «на разных расстояниях», другие более конкретны: «на расстоянии вытянутой руки», «в пределах трех метров». Три метра – это так называемая социальная дистанция [1], предназначенная для достаточно формализованного общения на расстоянии, а «расстояние вытянутой руки» входит в область личной дистанции, минимум которой приходится на 45 см, и которая предназначена для неформального межличностного общения, в котором возможны прикосновения. Если бы учитель подошел ближе, он оказался бы на интимной дистанции, в которую допускаются лишь облеченные особым доверием. Именно это может скрываться за оценкой «слишком близко».
Нас интересовали прикосновения – само их наличие и отношение к этому учеников. Есть мнение, что «жест-прикосновение … полезен, когда надо остановить разговаривающего на занятии …, подчеркнуть сказанное или продемонстрировать доброе отношение, симпатию к человеку»[5]
Семь человек сообщили просто о том, что к ним прикасаются, и трое отметили отсутствие прикосновений. Есть указания на характер прикосновений: учителя могут учеников бить, гладить, ударить, давать им подзатыльники, рукоприкладствовать. Помимо «гладить», другие сообщения вызывают справедливо возмущенную реакцию со стороны адекватного читателя. Однако, включенное наблюдение автора говорит о следующем. Учитель, о котором и сообщают, что он бьет детей указкой, действительно с этой указкой не расстается, но максимум, что он может ею сделать, это ударить по парте. Вероятно, дети боятся, что он может ударить не только парту. Между тем, если бы такое имело место в действительности, ученику была бы нанесена травма: упомянутый учитель обладает серьезной физической силой. Таким образом, сообщение о рукоприкладстве выдает тревогу ученика о возможности такого события. Однозначно позитивной реакции на прикосновения со стороны учеников не просматривается.
Теперь обратимся к результатам статистической обработки, позволяющим понять, какую структуру имеет мнение учеников, как коллективного субъекта, о невербальном поведении учителя. Для статистического анализа эмпирического материала использовался коэффициент корреляции Пирсона для качественных признаков. В нашем случае он позволяет увидеть, как связаны в тенденции друг с другом отдельные субъективные категории – слова, устойчивые словосочетания, выделенные из совокупности высказываний – суждений о непосредственно воспринимаемом невербальном поведении учителя. Результаты расчетов удобно графически представить в виде корреляционных плеяд (рис.1). Здесь учитывались только те связи между категориями, теснота которых подкрепляется статистически на уровне P ≥ 0,95.
[Здесь должна была быть корреляционные плеяды, но непонятно, как их вставить. Поэтому дальше - только их анализ.]
Анализируя представленные корреляционные плеяды, можно предполагать следующее. Все, что имеет статистически значимые связи друг с другом, связано также и в представлении ученика. Отсюда, категория «ученик» связана с чем-то добрым, с выражением (лица), с «ними» (вероятнее – с учителями), с «подходить», «прикасаться», «доска» и «стол». Это к нему, к ученику, бывают добры учителя, подходят, прикасаются. Это он видит их стоящими у доски и стола и оттуда иногда просит подойти, для него у них такое выражение лица… Привлекают внимание связи «ученик» и «зависит», «ученик» и «поведение», «ученик» и «нам». Единственное логичное объяснение этим связям – прикасается учитель к ученикам или нет, зависит, в понимании учеников, от их собственного поведения, а судя непосредственно по ответам учеников, от этого же зависит и выражение лиц. Тому подтверждением два примера: «Насчет прикасаний – если ты сделал первее всех задания, данные нам»; «Выражение лиц зависит от нашего поведения». Наш предварительный анализ показал, что прикосновения учителя нежелательны, однако данные статистического анализа показывают обратное. Этому можно найти объяснение. Учеников действительно тревожит прикосновение, в котором есть намек на насилие, но многим из учеников нравится ласковое прикосновение. Откуда взялась связь «не прикасаться» и «как»? Из понимания норм поведения, выраженных одним восьмиклассником так: «Не прикасаются, как у всех людей». Есть ученики, которые не считают приемлемым никакие прикосновения.
Отдельно представленные связанные лишь друг с другом категории «указка» и «бить». Понятно, что кого-то или что-то кто-то бьет указкой. Из вышеописанного анализа мы знаем, что указкой бьет учитель. Бьет он – парту, что иногда внушает ученику страх получить удар указкой самому.
Также отдельно находится плеяда, в центре которой – «расстояние», связанное с «жестом», «вытянутой рукой» и глаголом «быть». Не хватает только субъекта, учителя. Он как будто подразумевается, он где-то есть. Какой бы ни был учитель, он сам и его жесты могут быть на расстоянии, по меньшей мере, вытянутой руки…
Весь осуществленный нами анализ материала позволяет сделать следующие выводы. В первую очередь, нужно уточнить, что ученики действительно реагируют на невербальное поведение учителя как на обращенное к ним, ориентируются на него, что предопределяет значимость невербального компонента в имидже учителя. Кинесика же учителя, то есть его мимика и жесты, не реализуют тех возможностей управления классом, фасилитации, которыми обладают потенциально. При этом ученики внимательны к кинесике учителя, строят взаимодействие с учителем отчасти на этом основании. Проксемика учителя, то есть его расположение в физическом пространстве взаимодействия, большей частью воспринимается учеником как нормальная, приемлемая, но требует внимания в том смысле, что нельзя слишком близко подходить к ученику, отношения с которым отличаются от доверительных: это раздражает, так как является проникновением в пределы его интимной дистанции. Прикосновения к ученику приемлемы и даже иногда желательны как знак похвалы или поддержки, при условии, что само прикосновение ласковое и ученику оно не неприятно – и, в противоположность этому, нежелательны не только угрожающие прикосновения, но и таковые жесты.
В заключение отметим, что невербальный имидж учителя способен оказывать заметное влияние на формирование и состояние взаимоотношений между учителем и учениками, а вследствие этого – на ход непосредственно учебного процесса.

1. Hall E.T. The silent language. Garden City, New York: Doubleday, 1959, цит. по Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика М.: Новое литературное обозрение 2004 – 584с.
2. Кузнецова Е.В. Трудности педагогического общения, обусловленные невербальным поведением учителя, методы их коррекции // Психологические трудности общения: диагностика и коррекция / Лабунская В.А. и др. Ростов н/Д Б.и. 1990 с.75-81
3. Лабунская В.А. Невербальное поведение Ростов на Дону, Изд-во Ростовского ун-та, 1986 – 136с.
4. Мацумото Д. Психология и культура СПб. : Прайм-еврознак; М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - 414 с.
5. Пшеничная Л.Ф. Педагогика в сестринском деле. – М.: Феникс, 2002 - 354 с.

Profile

alaxelrod
Ася Аксельрод

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow