Category: еда

Финское гастрономическое.

Начало января в Хельсинки выдалось тёплым, три дня ничего не мешало прогулкам. До отъезда домой оставался неполный час, когда мы зашли выпить последнюю чашку финского кофе в "Робертс кофе", маленькую сетевую кофейню, притулившуюся на первом этаже "Стокманна" - большого, может быть, самого большого из хельсинкских универмагов. На десерт выбрали странный цилиндрик с кружочком, ещё подумали при этом, как бы он не оказался сухим бисквитом. Но это было бы не по-фински, на самом деле. Выбрали из-за размера и любопытного названия. Размер небольшой, но и времени на еду было не очень много, а называется это "пирожное Рунеберга". Как так получилось, что в предыдущие зимние визиты мы его не замечали, не знаю.

Да, в зимние, потому что сезон этого пирожного наступает за некоторое время до дня рождения поэта Йохана Людвига Рунеберга, пятого февраля. "День Рунеберга" - национальный праздник. По меньшей мере, одна из причин - этот поэт написал гимн Финляндии, причем не на финском, а на своём родном шведском, потому что он был финский швед. У поэта была жена, Фредерика Рунеберг, которая готовила мужу эти пирожные, усовершенствовав рецептуру на свой лад. Принято сейчас использовать её рецепт с одной поправкой.
Что же, бисквит? Да, но неожиданно плотный, эластичный, пропитанный чем-то похожим на алкоголь. Это и есть поправка: Фредерика добавляла арак или ром, да и все в её времена, наверное, а сейчас предпочитают безалкогольный рецепт. В бисквите попадаются довольно крупные цукаты апельсиновой цедры. Сверху кружочек малинового джема и слегка подкрашенное им по внутреннему краю кольцо белой сахарной глазури. Это очень вкусно. Отличное завершение поездки.
Мы сидели напротив окна и смотрели на вечернюю улицу, тёмную, украшенную фонарями и фонариками, очень тихую, как и весь Хельсинки.
"Пирожное Рунеберга" подали на характерной для "Робертс кофе" тарелочке с надписью: "Пусть твоя улыбка изменит мир". Милое напутствие в дорогу и в наступивший год.

новогоднее

На дворе Новый год на еврейский мотив. От него до следующего календарного события, Йом-Кипура, время думать и передумывать о себе и деяниях своих, и мыслях в минувшем году, раскаиваться или нет, и надеяться на благосклонность судьбы. Но сейчас, обеими ногами в празднике, можно веселиться, и есть яблоки в меду (в моём детстве это было лакомством, круглогодично - ломтики яблока, лужица мёда, окунуть одно в другое, откусить, наслаждаться), рыбу на стол подать, пусть и некрупную, но - с головой, и круглый белый хлеб, и морковные кружочки (можно их заварить в сахарно-коричном сиропе, получится морковь в глазури, ни на что не похожий вкус). Или только представлять себе всё это. Или представлять, но мечтать: "вот в следующем году я тоже, ну хотя бы рыбу, да и яблоки те..." Можно желать другим, слышать от других: "хорошего и сладкого года", и думать моментами, что вдруг он впрямь будет хорошим, даже сладким. Искры оптимизма. Иланит когда-то пела, тоже об этом - ты ещё увидишь, в следующем году, как прилетят птицы, и созреет виноград, а вчерашние газеты - улетят далеко-далеко.
Самый новогодний снимок мой, из этого лета. Гранат - он ведь тоже символ Рош-а-шана, зернышек в нём много, и заповедей у еврея много, да и самих евреев - много. Вытряхнешь зернышки на стол - так и евреи рассеяны по миру, и празднуют теперь - кто в молитве и под звуки шофара, кто в мыслях, а кто и вовсе не знает, какой день, какой календарь.
Хорошего и сладкого года! Сочных гранатов, удачных дней, яблок, календарей.

Жизнь финского дома. Столовая. Из экспозиции музея.

Финский дом - это что-то особенное. Называется "omakotitalo", где "oma" - свой, собственный, "koti" - дом, в смысле домашнего очага, и "talo" - здание. Собственного дома здание. Место, которое моя исключительная территория, где я есть я, и где мне хорошо, как нигде. Вообще финны любят жить в отдельных строениях, но не у всех получается обзавестись домиком - однако, квартира в многоэтажке вызывает аналогичное отношение. Это настроение уловил основатель сети пиццерий "Kotipizza", девиз которой: "Пицца, любовь и понимание".
Я была в финском доме, правда, не очень долго, но тогда заметила, что основное - скорее не подчеркнутый порядок, даже не минимализм, а уют и удобство. Мебель может стоять в центре комнаты, а не по стенам, если это удобно. На стенах что-то размещается, может быть не шедевры, но явно придающее уют. Именно уют в доме стараются создать финны, и мне это близко, хотя так хорошо, как у них, не получается.
Ещё один показатель стремления к уюту - отделы "Koti" в финских универмагах и небольшие магазины, в которых только эта продукция. Продается огромное количество функциональных, а не просто украшающих, вещей, делающих интерьер симпатичнее, уютнее, удобнее, теплее, и жизнь в нём - комфортнее. Полотенца, салфетки, дорожки, прихватки, посуда, подставки под горячее, и много всего ещё, в немалом количестве и разнообразии, и с продуманным дизайном - удобное в использовании. От стеллажей некоторых марок, например, "Pentik", довольно трудно уйти - да, дорого, но ведь красиво сделано.

Финские музеи тоже уделяют место отношениям финнов с домом. Такую экспозицию можно, например, найти в Лаппеенранте (надо как-то про неё тоже написать, наверное), но здесь будет только немного кадров из Национального музея Финляндии в Хельсинки.
Collapse )
Долго ничего не писала. Откликайтесь как-то, пишущему нужен отклик читающих, это помогает.

Из холода в зеленое тепло

Мы отбыли из Питера, холодного, как будто на дворе март, а не середина мая, в восьмом часу вечера. Ехали всю ночь, спали, насколько позволили условия автобуса и пограничные мероприятия. Поутру оказались в литовском санатории "Gradiali", там ждал завтрак. Шведский стол - гарантия сытости. Чай как-то компенсировал недосып, но настоящей радостью оказалось солнце. Было тепло и, после одуряюще холодного города, и после не особенно комфортного сна в автобусе, интенсивная зелень вокруг санатория сама по себе давала чувства благополучия и покоя. После завтрака осталось ещё время побродить по окрестностям. Не то чтобы даже по дорожкам прилегающего парка, а просто вокруг здания.

Сосны по всей территории санатория. Вроде - ну иголки и иголки, кто их не видел? А как обрадовали и радиальным рисунком иголок на ветке, и этим сочетанием зелени с синим небом.
IMG_8182-1.JPG
Collapse )

Зарасай

Утро третьего марта, полубессонная ночь в автобусе - и ведь нам ещё ехать не один час. Зарасай. Завтрак и возможность подышать неавтобусным воздухом.
Холодно, зябко, но...
Я бы себе сидения в теплом автобусе не простила, да и впечатления - за ними всё же надо ходить.
Хутор. Постоянных жителей - три человека. Одна из сфер деятельности - прием туристических групп. Кормят завтраком и рассказывают про бытовые детали. Чего стоит один ржаной хлеб, выпеченный на кленовых листьях.
Хозяйка хутора вещает - и слышно, что она привыкла это делать то для взрослых туристов вроде нас, то для школьных групп, которые приезжают на какие-нибудь мастер-классы. Профессионал.
Помещение оформлено в рустикальном стиле, жалею, что мало пофотографировала, но было темновато.
Ткань покрывает скамейку, на которой сижу. Не сказать, что сочетание полосок прямо-таки художественное, но свой вклад в уют дома этой вещью определенно вносится.

Collapse )

Лаппеенранта, кафе, вид снаружи. И цветочки.

Вчера случилось быть в Лаппеенранте, где-то часа три с половиной. В конце надо было подождать машину около рынка. Длилось ожидание минут восемь-десять, за это время успела зайти в кофейню, не поесть, на это не хватало времени и аппетита, а так, поглядеть, на будущее. Кофейня находится около рыночной площади. Если с Кауппакату, там, где памятник сиротам войн, повернуть направо, и пройти метров пятьдесят, то как раз она и будет. Официальный адрес - Оксасенкату, 1.
Внутри что-то сказочное. Не богатое или какое-то внезапное, а милое, домашнее, очень аккуратное. Визуально теплый интерьер в рустикальном стиле, деревянные столы, стулья, где-то диваны. Небольшие залы. На стенах несколько симпатичных картин, выставка-продажа.
В витринах торты, надо сказать, очень впечатляющие. Собранные в круг треугольники молочно-белого, аккуратно украшенные черничинами, причем узор выложен не абы как, а по трафарету, и ягоды в нем подобраны по размеру. Сочетание молочно-белого и густо-сизо-синего дополняется зелеными листиками мяты или чего-то еще, и выглядит это всё не столько кондитерским, сколько архитектурным шедевром. Вкус предсказать не возьмусь.
Рядом что-то такое сочно-красное, что ни форма, ни размеры не запомнились, а вот вкус как раз вполне представим, мгновенно. Малиново-клубничное, покрытое слоем желе, и размещенное на легком бисквите.
Что-то шоколадное, что-то рыжее, витрина заполнена, глаза разбегаются.
Наверху стопкой лежат меренги, плоские, диаметром сантиметров пятнадцать, высотой сантиметра три.
Очевидно, что подают здесь, в первую очередь, кофе, но и чай тоже.
Снаружи - заметная вывеска, люстра и чайнички в окне, ну и клумба, привлекшая мое внимание.
Collapse )

воровство на работе

Коллега Л. заявила, что у нее из пакета пропали два банана. Пару недель назад она же сообщила, что из сумки пропала тушь. Из косметички, не из кармана.
Нас в помещении - может быть, двадцать, но это колл-центр, и каждый фиксирован на своем месте. За исключением перерыва, когда можно выйти в маленькое помещение между дверью и коридором, примерно восемь квадратных метров, разогреть что-то в микроволновке и поесть за единственным столом с двумя лавками. "Вот, - говорит коллега Л., - я вышла в "столовую" с вещами, а там их оставила и в туалет ушла (в другом конце коридора). Возвращаюсь - нет бананов. Кто-то взял."
При этом - никого, кроме сотрудников колл-центра, там не было. Я была, но не помню ни пакета с бананами, ни самих бананов.
Супервайзер про это говорит, с упором на то, что думать кроме своих не на кого, но искать по сумкам и желудкам она не намерена.
Коллега Н., выяснив, что пропажа - бананы, облегченно замечает: "Я бананы не ем. Вот если бы красная икра была, надо было бы проверить, не стыбзила ли я ее в бессознательном состоянии." Она не издевается, даже не очень иронизирует. Это попытка юмора. Соглашаюсь с Н.: я ведь тоже подумала мельком, что надо проверить сумку. Что-то я очень явно вообще ничего не помню. Мысль про сумку иррациональная: туда один банан влез бы, но два, наверное, нет. Однако, первое, о чем подумала - об этом. Тем более, что я, в отличие от Н., ем бананы.
Долго не оставляло впечатление гадостности происходящего. Не только потому, что вроде как что-то украли, и снова у Л., но, скорее, потому, что думать не на кого - абсолютно нет версий, кто это мог бы сделать, а под подозрением в итоге все.
Позже, про себя, отметила: Л. часто нарушает границы других людей. И когда глаголет нечто единственно верное, и когда настойчиво угощает какой-то печенькой. Это ощутимо. Случайно ли, что именно с ее границами не посчитались, если вообще все это было?

Кихелах. Печенье и текст.

Почти не умею печь. Вот только это. Кихелах. Научилась лет в пятнадцать, с тех пор и пеку. Будучи человеком медленным, ценю рецепт за недлительность приготовления. Поедается, как семечки.
Это выпечено накануне.
кихелах
«кихелах» на Яндекс.Фотках
Рецепт я нашла тогда, давно, в книге "120 блюд еврейской кухни". Впечатлилась, выучила наизусть.
Потом, спустя время, когда кихелах прочно обосновались в моем кулинарном репертуаре, случайно увидела по телевизору Марка Розовского. Он пел "Кихелах и земелах", песню на стихи Моисея Тейфа, которую сам и положил на музыку, пел и плакал.
Collapse )
Странная штука память. Пеку и ем - с удовольствием. Но и песню эту все время помню. Не сливаются.