Category: искусство

Дюссельдоф. К20 - век двадцатый.

К20 - музей, о котором уже было в этом блоге, четыре года назад. Удалось зайти ненадолго, посмотреть основную экспозицию. Оказалось, что помню многое. Некоторые картины было так радостно вновь увидеть. В К20 есть какое-то количество работ разных художников, которые так и стоят годами перед моим внутренним взором. Наверное, приду к ним снова, как появится возможность.
Другие картины были для меня открытием: возможно, не сфокусировалась на них тогда, а время прошло - и вот, вижу.

П. Клее
Можно ли перевести немецкое "Federpflanze", английское "feather plant" как "цветущее перо"?

Collapse )

Дюссельдорф. Скульптура на Ананасберге.

Ананасберг не похож на ананас. Это гора, на которой, если верить Интернету, некоторый прусский принц в приятной компании лакомился ананасами в вине или ананасами же в роме. "Ананасы в шампанском" вспоминаются. Те ананасы закончились, оставив яркое название. Гора же сама начинается так плавно, что, если не знать, можно до определенного момента и не замечать подъёма. Никак не ананас.
Находится упомянутая гора в городском парке, именуемом Хофгартен, и интересна была не сама по себе, а исключительно из-за скульптуры, которая на ней установлена. Осталось загадкой, каким образом я в течение нескольких предыдущих визитов в Дюссельдорф не обнаруживала почти пятиметровое изваяние.
Но, наткнувшись на информацию о нём, уже не могла пропустить, не найти в парке гору, а на горе - скульптуру.
В 2015 году в Москве на выставке В. Сидура было совершено нападение на его работы. Событие это ошарашило своей внезапностью: казалось, в работах Сидура не было ничего, на что вандалы могли бы реагировать. Но, видимо, кто ищет, тот найдёт.
Collapse )

Город и городские цветы

Эта запись охватывает широкую тему, вынесенную в заголовок, а по сути является отражением моей потребности в самообучении и самосовершенствовании. Минувшие месяца полтора я решала задачи, связанные со съёмками города, с композицией кадра - при том, что объекты съёмки нельзя переставить. Попытка решить композиционную задачу приводит к осознанию противоречия: мозг, привыкший анализировать, выделять детали, поскрипывает, пытаясь схватить всю их совокупность, увидеть в единстве, в одной картинке. Первое время не получалось вообще ничего. Я смотрела на здание, на ряд зданий, и не видела ни границ кадра, ни центра, и никакой гармонии. Потом стала что-то обнаруживать, но и по сей день это зыбкий навык.
Конечно, меня подтолкнуло сообщество Арт-Петербург, выставка которого ещё идёт на Литейном, 57 - я почувствовала дефицит.
Я не только не художник/фотохудожник, но и снимаю на компактную камеру, однако, потребность делать это, снимать, и не просто так, а решая задачи, у меня есть. Также, как я решаю задачи в работе и в другой деятельности - в соответствии со своими потребностями.
Ниже процесс и, наверное, где-то результат усилий последних недель. Если Вы как-то прокомментируете понравившееся, да вообще что-то скажете, будет здорово.
Начинается эта история для меня нетипично, с христианского храма на улице Инструментальной. Состояние церкви оставляет желать лучшего, но видно, как она была красива. Не парадная, а такая, на каждый день.

Collapse )

Яффо. Антикварный бизнес. Антикварные...

Это улица в Яффо. Ещё не там, где древние постройки, узкие улочки и лестницы, калейдоскоп лавок художников и ювелиров, но довольно близко.
Слева - обычная архитектура этих мест. Справа находится объект, который меня заинтересовал.


Вот вывеска над ним.
Collapse )

Тель-Авивский художественный музей: ради чего я сюда пришла?

Я на месте. Вход там.

Когда решите посетить этот музей, напомните себе взять еще один слой одежды. Особенно, если на улице жарко. Иначе придется немного померзнуть. Условия хранения картин, похоже, везде одни и те же, и кондиционеры стараются.
Да, поначалу можно заблудиться вплоть до непонимания собственного местонахождения. "На каком я этаже?" Но, благодаря обилию указателей, это ненадолго. С одной из точек внутреннее устройство выглядит так:
Collapse )

Израиль: ландшафты и лица. Тель-Авивский художественный музей, снова.

Оказывается, в двадцатые годы двадцатого века, в Израиле, возникла группа, называвшая себя "Художники земли Израильской". Почему не "Израиля", а "земли"? Так Израиль же получил статус страны в 1948 году.
По совпадению, трое из четырех израильских художников, картины которых привлекли моё внимание в Тель-Авивском художественном музее, принадлежат к этой группе.

Арье Лубин, "Взгляд из Тель-Авива на холмы Рамат-Гана", 1924 год.
Сейчас в этом пространстве можно было бы узреть исключительно урбанистический пейзаж, а тогда ещё не было такой интенсивной застройки, и граница между двумя городами явно просматривалась.
Но, как ни странно, само по себе то, что перед нами израильский ландшафт, не вызывает сомнений. Здесь пустыня, там пустыня, везде пустыня, а посреди - сельскохозяйственная деятельность.


Collapse )

На этих фотографиях - фотографии? Нет, это не фотографии!

Это первый из, наверное, трех или четырех постов о музее, который я прямо-таки мечтала посетить в Тель-Авиве. Он для меня нечто прекрасное, однако, данный пост посвящен не тому, в чем заключается для меня его постоянная привлекательность, а сюрпризу, который мне там достался.
Тель-Авивский музей изобразительных искусств, помимо постоянной экспозиции, проводит и выставки работ современных художников.
Они и стали сюрпризами.

Матан Бен Кнаан - имя для меня совсем новое. Родился в 1980, израильтянин, живопись изучал в Хайфском университете, в 2015 получил премию Национальной портретной галереи Великобритании, в 2017 - премию Хаима Шиффа за реализм в искусстве. Картины в музеях и частных собраниях.
Текст на стене, непосредственно в зале, обращал внимание на тенденцию художника делать темой картины социальную проблематику, а также обращаться к библейским сюжетам и к греческой мифологии. Мне кажется, что в его работах очень необычно и органично переплетается прошлое, или вовсе нереальщина, с настоящим и земным.

Вот, например, Ури и Бат-Шева, или, в более привычном русскоязычному уху варианте, Урия и Вирсавия. Вроде современные люди. Что у неё в руке, за спиной?
Collapse )

Хайфа, музей Мане Каца

Мне в этот раз в Израиле повезло, как никогда. Каждый день было, чему радоваться, и не по одному разу. Вот очередные несколько радостей.
Хайфа - это город-тренажер. Вверх-вниз, на гору - с горы - вокруг горы. Район "Кармель" - он вроде не на самом верху, но можно пойти выше, а можно - ниже. Однако, много прекрасного есть и в данной точке. Например, маленький художественный музей. Как раз из серии "мал золотник, да дорог".

Объявление большое и яркое, логично было бы увидеть за ним здание, но... не просматривается. Однако, оно есть. Пока не ушли далеко, глянем на баннеры. Черным по желтому, на трёх языках - "Музей Мане-Каца"; белым по черному вверху снова это же, ниже одна из его картин, а под ней - חושניות ואקזוטיקה מיצירותין של מאנה-כצ, я думаю, можно перевести как "чувственность и экзотика в произведениях Мане-Каца". Название данной выставки. Так где музей?
Collapse )

Из сегодня, выставка в Музее Фаберже. Модильяни и его Жанна; Сутин, Валадон, Утрилло.

Модильяни, кажется, ни с кем уже не перепутаю. Эти удлиненные лица, полусхематичные или вовсе данные намеком глаза, тонкие линии. Сутин тоже вполне узнаваем. Красное и черное, рыба, туша быка, и реже - люди.
Часть выставки поэтому была не знакомством, а встречей.
Сама выставка была организована так, что между картинами и картинами, картинами и текстами, размещенными на противоположных стенах, были довольно-таки небольшие расстояния, а людей очень много. Подойти к картине, как хочется, не всегда получалось, поэтому часть фотографий - под углом.
Но и в таком ракурсе очевидно: Модильяни.
Слева "Девочка в желтом платье (портрет девушки с воротничком)", справа "Беатрис Гастингс, опирающаяся на правую руку".
IMG_0368-1.JPG
Collapse )

Модильяни в Атенеуме

В Атенеум попасть просто. Приехать в Хельсинки на поезде, выйти с вокзала, а он там уже стоит.
У него есть собственная постоянная экспозиция, о ней позже, и сейчас проходит выставка, посвященная Модильяни. Вот про неё немного - здесь.
Надо сказать, что выставка небольшая, но включающая не только работы самого Модильяни, но и кое-кого из его круга, да и целью явно было показать работы одного художника в контексте его времени и людей, которые были ему близки.
Поэтому одна из первых работ, обнаруживаемых при входе на выставку - портрет Оскара Мещанинова работы Хаима Сутина: сразу два человека из круга Модильяни.

Collapse )