Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Финское гастрономическое.

Начало января в Хельсинки выдалось тёплым, три дня ничего не мешало прогулкам. До отъезда домой оставался неполный час, когда мы зашли выпить последнюю чашку финского кофе в "Робертс кофе", маленькую сетевую кофейню, притулившуюся на первом этаже "Стокманна" - большого, может быть, самого большого из хельсинкских универмагов. На десерт выбрали странный цилиндрик с кружочком, ещё подумали при этом, как бы он не оказался сухим бисквитом. Но это было бы не по-фински, на самом деле. Выбрали из-за размера и любопытного названия. Размер небольшой, но и времени на еду было не очень много, а называется это "пирожное Рунеберга". Как так получилось, что в предыдущие зимние визиты мы его не замечали, не знаю.

Да, в зимние, потому что сезон этого пирожного наступает за некоторое время до дня рождения поэта Йохана Людвига Рунеберга, пятого февраля. "День Рунеберга" - национальный праздник. По меньшей мере, одна из причин - этот поэт написал гимн Финляндии, причем не на финском, а на своём родном шведском, потому что он был финский швед. У поэта была жена, Фредерика Рунеберг, которая готовила мужу эти пирожные, усовершенствовав рецептуру на свой лад. Принято сейчас использовать её рецепт с одной поправкой.
Что же, бисквит? Да, но неожиданно плотный, эластичный, пропитанный чем-то похожим на алкоголь. Это и есть поправка: Фредерика добавляла арак или ром, да и все в её времена, наверное, а сейчас предпочитают безалкогольный рецепт. В бисквите попадаются довольно крупные цукаты апельсиновой цедры. Сверху кружочек малинового джема и слегка подкрашенное им по внутреннему краю кольцо белой сахарной глазури. Это очень вкусно. Отличное завершение поездки.
Мы сидели напротив окна и смотрели на вечернюю улицу, тёмную, украшенную фонарями и фонариками, очень тихую, как и весь Хельсинки.
"Пирожное Рунеберга" подали на характерной для "Робертс кофе" тарелочке с надписью: "Пусть твоя улыбка изменит мир". Милое напутствие в дорогу и в наступивший год.

Лаппеенранта, торговый центр, рекреационная зона

В Лаппеенранте несколько торговых центров, довольно сильно похожих друг на друга. Одноэтажные, реже двухэтажные, не имеющие никакой особенной отделки бетонно-стеклянные коробки. Во всем внешнем виде питать какие-то ожидания заставляют только известые названия магазинов, обозначенные на фасаде. Внутри, как и должно быть, магазины. Много одежных, парочка-другая посудных, в одном торговом центре обнаружился филиал известнейшей сети "Antilla", в другом - книжный магазин "Суомалайнен" ("финн", возможно, я не уточняла, это и фамилия основателя). В каждом комплексе по одному-два кафе. В этом сугубо торговом пространстве находится место и для рекреационных зон. Пару таких видела в Хельсинки, на верхних этажах торговых центров, и вот ещё одна, в Лаппеенранте, аккуратно вписалась в небольшой торговый комплекс.
Collapse )

Соснора

Друг И. иногда цитирует это стихотворение. Начала искать в сети процитированную фразу, нашла поэта Соснору, которого раньше не знала - так, слышала фамилию. И это незнание было упущением.

Цветет жасмин.
Collapse )
2013

Пастернак и мы сегодня

Есть у Б. Пастернака такой текст - "Русскому гению", датирован 1941 годом.
Все время думала, что речь идет про то время, про тогдашнюю ситуацию.
И вдруг поняла, что повторяю про себя строчку про чужую ложь и объяснения, думая о своем неответе на очередную неясно-неадекватную реплику в очередном холиваре. Нет, здесь не про отношение к холиварам в целом, об этом бы отдельной строкой. Но вот про желание не отвечать, посещающее меня в строго определенных ситуациях все чаще и чаще. А именно - в ситуациях, когда ложно всё в той реплике, и лишь эмоции её автора узнаваемы: липкий страх из разряда страхов перед миром, в сочетании с чувством своей незащищенности и злобой по отношению к первым попавшимся людям или явлениям, подходящим на роль "помехи", "врага", "чего-то ужасного". Эмоция эта, безусловно, заслуживает внимания и пристального взгляда. Но реплика, порожденная интеллектом под влиянием такого аффекта, у меня вызывает отторжение, а вовсе не желание отвечать и поддерживать диалог. Иногда преодолеваю это свое чувство, вижу смысл в диалоге, на то есть, бывают причины. Но всё чаще в голове - "не довершай", не переходи в ситуацию позора.
Не довершай. С коричневыми рубахами все в порядке. То манжет вылезет, то воротничок. Свежеотглаженный, но коричневый. И незаметно вроде - а нет, вот уже и заметно. Проблема теперь с противовесом. Вы думаете, это просто ворчание? Мне вполне ощутимо страшно. Как называется современный противовес "коричневым рубахам"? Назовите его по имени, если вам оно известно.
Стихотворение таково, что рефлексировать можно над каждой строкой. Но пока остановимся здесь. Очень про сегодня рефлексия получается. Про такое сегодня, что и не снилось Пастернаку.

освоение Москвы - 10

Пересечение Большой и Малой Бронной, памятник Шолом-Алейхему. Он писал почти исключительно на идиш, может быть, поэтому его имя написано на памятнике крупными буквами на этом языке. На постаменте можно обнаружить героев книг - я думаю, это мальчик Мотл, Тевье-молочник и пара - главные герои "Блуждающих звезд", они на третьей фотографии.
Шеститомник Шолом-Алейхема распространялся как подписное издание и был у многих, независимо от происхождения. Я прочитала его весь в 12-13 лет, одновременно и пополам с Дарреллом. "Кровавая шутка", маленькое произведение, резко выбивающееся по стилю из всей прозы Шолом-Алейхема, было опубликовано, если не ошибаюсь, только в 1989 году - тогда я и его прочитала. Понятно, что многого я просто не помню, но фразы...
"Сегодня праздник, плакать нельзя."
"Не надо быть тем, что хрюкает."
Цитаты из "Мальчика Мотла", которые иногда обнаруживаю среди собственных мыслей.