Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Про календари, день рождения и Новый Год, из ВКонтакте, от 09.09.2018

Продолжаю перетаскивать тексты оттуда сюда.

- У меня седьмого сентября был день рождения...
- Подожди, у тебя же двадцать второго день рождения, а не седьмого?
-...по еврейскому календарю.
- Как это?
- Я родилась 22 сентября 1976, а по еврейскому календарю это было в 5736 году от сотворения мира, и выпало на 27 элула. Календарь, которым мы обычно пользуемся, солнечный. Еврейский календарь - лунный, он короче солнечного, 354 дня, поэтому относительно солнечного - скользящий. В этом году 27 элула 5778 года пришлось на седьмое сентября 2018.
Мой день рождения всегда в конце года, по еврейскому календарю. Ещё три дня - и Новый год.
- Новый год вообще зимой же?
- Новый год по еврейскому календарю. Последний день элула, первый день тишрея. Осенью, чаще всего в сентябре. Если бы я праздновала это всё, можно было бы устроить, практически, новогодние каникулы. Мои осенние новогодние каникулы.
- И что, сейчас надо ёлку с игрушками?
- Евреи не украшают деревья, да и конкретно ёлками изначально не очень интересуются. Надо послушать звук шофара - рога, в который дудят специальную мелодию; зажечь свечи в канун и в следующие праздничные дни; накрыть застолье, где царствует рыбина с головой и радует морковка кружочками, а ещё яблоки в меду и гранаты. Чтобы быть весь год в голове, а не в хвосте, чтобы были в доме деньги, чтобы год был сладким. Называется праздник - Рош а Шана. "Рош" - голова, "шана" - год. Голова года. День, когда подводятся итоги и даруются ресурсы.
Хорошего и сладкого года!

И к слову о моих учителях нешкольных.

Я училась на этой Мастерской - был 2007-2008 год.
Нынешний набор двадцать шестой. Спятить же можно - двадцать пять лет они каждый месяц с октября по май три дня подряд ведут эти занятия, каждый год начиная снова, каждый раз всё для них и также, и иначе. В каждой учебной группе может оказаться тот, кто останется с ними надолго, как осталась я, и тот, кого больше не увидят после окончания, но главное - они делают великое дело, эффект выходит за рамки повышения квалификации, распространяясь на жизнь участника, улучшая её. Похоже, это работает для всех.
Фотография здесь моя, да и в целом плакат мой.

Самуил Лурье.

Он умер сегодня. Мне повезло слышать четыре его лекции, фотографировать одну из них.
Библиотека ЕСОДа (Санкт-Петербург, Большая Разночинная 25), лекция "Надсон и Ватсон", ноябрь 2011.

Collapse )
Да будет благословенна его память.

воскресное

Иногда за два дня выходных всё успевает настолько круто измениться, в первую очередь, кругом общения и темпом жизни, что предстоящий понедельник с его работой и обязательными действиями вокруг неё кажется недоразумением. Становится трудно представить себе, что завтра ровно в десять я буду резать салат, чтобы взять его с собой в контейнере на работу, что положу в карман рюкзака пакетики чая "Принцесса Нури со смородиной", что постараюсь не забыть пластиковую вилку для салата, чтобы не отнимать время перерыва на мытье общественной. Пятничная, совсем недавняя, реальность возвращается в мой мозг, продираясь сквозь "как, опять?" И, главное, это изменяющееся мироощущение. Только что я была не работником, а просто мной. Конечно, это не в последнюю очередь зависит и от работы, где роль с очевидностью тесна её субъекту, то есть мне, но не только. Это даже другое течение мыслей, которое так непросто бывает уловить, что и не знаю, как конкретизировать. Надо возвращаться. До следующих выходных - возвращаться. На маленькую мою, такую ясную, такую грустную порой "землю".

Ещё о политике.

Муж кричал мне в пылу ссоры: "ты антисоветчица!"
На дворе был год 2010 или 2011, и мне казалось странным анахронизмом само это слово. Сейчас уже почему-то не кажется. И думаю, что точнее обозначить меня в отношении к политике и всему, что вокруг и из-за неё, одним словом трудно.
Я антисоветчица. Со всеми вытекающими.
Редко что-то пишу про политику, не всегда читаю, а вот как думаю и отношусь к подавляющему количеству событий и текстов, можно предполагать, исходя из вышесказанного.
Надеюсь, что никого не дезориентирует в этом смысле отсутствие моих текстов и репостов.

Как я была учителем

В моем возрасте писать мемуары - неадекватно. Даже если есть, о чем. Но как-то попадаю сейчас, скорее, в этот жанр. На днях озарило, что с начала моей работы в школе этой осенью минуло 15 лет. Верю и не верю. Это не имеет какого-то большого значения, потому что уже пять лет я не учитель. Просто зарубка в памяти.
Collapse )

Борщ пролили. Что делать?

Подводить итоги минувшего 5773 года по еврейскому календарю мне не хотелось. Казалось - нет таковых, и говорить поэтому не о чем. Но была одна мысль, которую я как-то достаточно интенсивно думала весь этот год. Раньше тоже думала, но сейчас она просто чаще всплывает. Всё сильнее раздражает лашон ара (לשון הרע), в буквальном переводе "язык плохой", а по смыслу - злословие. И это не столько про те ситуации, когда человек то ли пролил борщ, то ли не пролил борщ, а все говорят, что пролил - хотя тоже та еще радость, а больше про те, когда человек борщ пролил, имея свои обстоятельства и уж точно свою голову, знала она, что делала, или не очень - даже не столь важно, но в обсуждении деяние приобретает черты плохого, кощунственного, неадекватного. А человек и не в теме. Или, может быть, в теме, но ему никак иначе. Причем от его деяния никому не плохо. Это в общем виде про многое, начиная с Пусси Райот и заканчивая сугубыми мелочами. И вот хочется мне научиться либо избегать таких обсуждений, либо пресекать их. Что само по себе - взаимоисключающие задачи. Но главное - хочется научиться их не инициировать и не поддерживать.
А когда от его деяния плохо - даже не знаю, как лучше. Но, наверное, стоит не накручивать его словами никого больше. В том числе, если его деяние есть то самое лашон ара.

читаю Трифонова

Читаю "Другую жизнь" Ю.Трифонова, скачала почти случайно, уже до середины дошла. Не знаю, есть ли еще такие авторы. У меня ассоциируется с тишиной. Неспешный текст, описание обстоятельств, бытовых подробностей - без накала страстей всё, мирно, как будто некуда торопиться. Но детали выразительны, штрихами очерчивается нечто важное, а из сочетания всего внезапно выплывает этический вопрос, и герой как-то на него отвечает, и читатель отвечает тоже. Иногда впечатление, что только про это и вся книга. Про "как быть порядочным". И нет оценки. Этот герой так поступил, а тот ответил тем и этим. И всё. Очерчивается внешний рисунок событий и поведения, описываются внутренние предпосылки - и понимаешь, понимаешь эту стерву, сострадаешь бунтарю, раздражаешься на этого носителя благопристойности, потому что всплывает созвучное свое, и потому, что поневоле прислушиваешься к авторскому голосу.
Узнала о нем поздно, около тридцати, даже не помню, откуда вдруг возникло это имя в диалоге с frumkina, но сказано было что-то такое, что я решила немедленно найти и прочитать хоть одну его книгу. Несколько дней искала в книжных. Нашла и прочитала "Дом на Набережной". Может быть, с этого и надо начинать чтение его текстов. Сейчас - помню сюжет в общих чертах, но точно могу восстановить в памяти интонацию того текста, про жизнь и её вызовы в непростых обстоятельствах. Как будто вечный вопрос - сохранишь человеческое этически нормальное существование в куче противоречий, надежд, угроз? Заплатишь дорогую цену за свой страх и станешь гадом - или тоже заплатишь дорого, чем-то важным, но не станешь таковым? Всё это под музыку поскрипывающих полов и постукивающих по дачной крыше капель дождя, под поедание героями варенья и раздумья кого-то из них о новом пальто.

Рози с нами.

Мы нашли Рози. Она жива и внешне здорова. Ветеринар сказал, что переломов и внутренних кровотечений нет. Я нашла её утром, около 8.30, и даже схватила за голову и лапку, но она вывернулась убежала. Я была в ужасе, боялась больше не увидеть. Она не считает меня хозяйкой и не реагировала на мой голос. У нас тут трубы перепрокладывают, довольно большое пространство заполнено этими трубами, бетонными блоками, какими-то деталями, и мы несколько раз просмотрели насквозь каждую трубу, все эти блоки, все, что смогли. Весь день, до вечера, был безумный ливень, и я надеялась, что она сидит где-то в более-менее сухом месте, в укрытии. Вечером я вешала объявления, а потом сестра с племяшкой пошли искать, и туда пошли, где эти трубы и блоки, потому что я ее там видела. Племяшка позвала Рози и услышала её мяукание, по голосу и нашла. Вытащила из-под п-образного бетонного блока. Дверь им открыла мама, и я когда услышала, как она кричит "Рози!", и зовет меня, кричит, что Рози принесли, сначала не поверила, подумала, что ум за разум зашел и мне кажется. Выхожу - вижу, стоит племяшка, держит на руках кошку. Кошмар закончился, можно жить.
Я заполнила интернет объявлениями в таком количестве, что могу и не дать отбой где-то, просто по рассеянности. Потеряшка, Хвосты, Клавс, группы в Контакте, без меня фотографию кошки разместили в группе поиска британцев в Фейсбуке, моя страница в Контакте заполнена постами, их перепостили 70 с чем-то человек, увидели еще больше. Это было позавчера, 14.08, я около трех вернулась в город и узнала, что случилось. Моя сестра интенсивно искала кошку на улице и вешала объявления, но отказалась от моей помощи. Поэтому я постила и тупила в сети до глубокой ночи. Вчера, 15.08, в шесть утра я была уже здесь и искала кошку. Поговорила с огромным количеством людей, с дворниками соседнего дома, с собачниками, и обнаружила, что никто не безразличен, все слушают, расспрашивают, что-то уточняют, говорят, что да, если увидят такую кошку, то сообщат. Я не держала в руках никаких листовок или фотографий, просто останавливала людей и спрашивала, видели ли они коричнево-пеструю кошку. Мне даже один раз сказали, что "она там", и я успела увидеть похожего окраса силуэт с пушистым хвостом, имеющим белый кончик. У Рози нет белого, ни волосинки. Я благодарна и этим людям, и всем, кого потом просила и спрашивала. Это предсказуемое неравнодушие - люди любят котиков, но моих чувств такая предсказуемость не уменьшает. Потом почти поймала Рози. Потом мы с сестрой облазили наш подвал, нашли там пустоту и раковину с унитазом, явно в рабочем состоянии. Потом напечатала объявления и листовки с краткой информацией. Объявления напечатали в цвете - мы с племяшкой заметили, что в черно-белом варианте фотография кошки не похожа и не дает о Рози никакого представления. Ливень усилился, искать не имело смысла, и три часа я проспала. Потом раздавала листовки, давала прохожим в руки. Просила: "возьмите, пожалуйста, это ориентировка на КОШКУ!" Пока не говорила слово "кошка", не брали. Услышали и отказались трое: одна женщина сказала, что оказалась в микрорайоне случайно и сейчас его покинет, и двое мужчин, сказавших "нет" без каких-либо аргументов. Я редко думаю о людях, как о дерьме. Но об этих двух - точно именно так. Мой гнев на них и сейчас еще не прошел. Листовки упаковала в прозрачные файлы и поклеила, где получилось найти сухую поверхность. Параллельно пообщалась с каким-то количеством местных жителей. Маленькие магазинчики взяли листовки - один у сестры, другой у меня, и тоже как-то поклеили. Я не знаю даже, как отблагодарить их за это. Ребята, работающие на прокладке труб, еще утром старались нам помочь. Думаю отнести им мешок конфет. К обнаружению Рози все эти телодвижения с листовками и объявлениями не имеют отношения, но мы просто делали всё, что казалось способствующим её поиску. Интернет помог в смысле рекомендаций - мне много написали вещей, которые выручили, в частности, относительно стратегии поиска. Может, если бы не это, я бы пыталась заполнить объявлениями как можно большее пространство, но если кошка упала, то она далеко не уходит - поэтому и мы далеко не уходили. Поэтому и нашли ее, что несколько раз потоптались на одном и том же месте.