Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Про хлеб и яркость впечатлений

Почти неделю назад, в воскресенье, научилась печь халу. Не плести, а именно печь. Всё это время перевариваю, с трудом, новость: я могу печь хлеб. Сама, в духовке. Невообразимо. Прямо как такое большое событие.
Если что, я не буду стоять в очереди за хлебом!
Буду стоять за мукой.
Единственная фотография с того мероприятия, где есть моё лицо. Правда, не в фокусе.
Почти что в процессе замешивания теста.
Не могу сообщить имя фотографа, потому что не знаю его.
Collapse )
Вспомнилось самое необычное мое столкновение с выпечкой хлеба, причем тогда это тоже были халы. В Яффо есть театр слепоглухих. В 2008 году я попала на их спектакль "Не хлебом единым". Меня заворожило всё - сама идея спектакля, игра, нарастающий в течение спектакля запах хлеба. В самом начале артисты замешивают тесто, настоящее, без всякой бутафории. Пока идет действо, хлеб печется здесь же, на сцене. Ритм спектакля похож на этот с ума сводящий запах. Как я хотела бы увидеть ещё раз тот спектакль, почувствовать то, тогдашнее чувство удивления, потому что оно всё равно не прошло с тех пор, и ощутить наслаждение одним из моих любимых ароматов.
Большая статья про тот театр, если кому интересно.

Запись №900, про театр и шоу

Вчера смотрела в Александринском театре шоу Kibbutz Contemporary Dance Company (KCDC) "If At All", в ролике - его фрагменты.


Настроение было праздничное сначала и восторженное в конце. И еще - лет двадцать не была в этом театре, с удовольствием разглядывала интерьеры и стояла на балконе, выходящем на Екатерининский сад и Публичку.
Отмечаю юбилей картинками под катом.

Collapse )
Что касается самого события - оно было прекрасно, живо и полно страсти. Давно не видела ничего подобного, а может быть, и никогда. Они танцевали эмоции, состояния, что-то очень человеческое и никакое иное. Это было (для меня) - о людях, какие они есть, не идеальных, а вот настоящих, с противоречиями, желаниями, страданиями, агрессией, любовью и со всем остальным. Моментами темп танца был безумным, и менялся цвет сцены, и всё неслось, чуть ли не взрываясь, а иногда проглядывала нежная лирика с почти что тишиной и чем-то золотистым. Этому всему можно было сопереживать.
В зале не хватило мест для всех желающих, кое-кто стоял по стенам, там тоже было занято всё возможное пространство.

Знакомое лицо

Театр Квирино можно было вообще не заметить: шли по заранее заданному маршруту, глянули влево - о, какая радость! Одно из самых привлекательных лиц мирового кинематографа, Микеле Плачидо - на вывеске театра, в левом верхнем углу, не узнать трудно. В первую очередь он, наверное, комиссар Каттани. Но мне еще ярко вспоминается "Афганский излом", где у него тоже главная роль.

Посмотреть на Яндекс.Фотках

спектакль в театре Додина

Вчера были на спектакле в театре Додина, на камерной сцене. Очень маленькое пространство зала, атмосфера полуподвала, грохот проезжающего по улице транспорта слышен во время спектакля, как если бы это было звуковое сопровождение на фонограмме. Перед залом предбанник, он же гардероб, где зрители сами вешают одежду на вешалку. Кто-то оставил телефон в кармане одежды, и во время спектакля раздались его трели. Никто, естественно, не побежал выключать. Какая-то стандартная мелодия, поди разбери еще, чей телефон. Он очень сильно мешал, просто невероятно. Намного больше, чем шум транспорта.
Сам спектакль - "Мандельштама нет", моноспектакль в исполнении Галины Филимоновой, про которую я никогда ничего не знала. В течение одного часа и сорока пяти минут она читала мемуары Надежды Мандельштам, сопровождая это манипулированием предметами - камнями, одеждой, бумагой, очками, клеткой-абажуром и т.д. Наверное, что-то я не поняла в смысле этого манипулирования, но очевидно, что так иллюстрировался текст и вносилось какое-то разнообразие в спектакль, целиком построенный на монологе, на голосе.
Очень сдержанное оформление спектакля, сдержанный, без надрыва, какой-то естественный драматизм, и обрушивающеся все равно эмоции - в огромном разнообразии, от отчаяния, отвращения, сострадания до радости, удивления. Такое впечатление от спектакля. Он и тяжелый вроде бы, но вот не сказать - "зачем ходили". Хорошо, что сходили. Лучше такой тяжелый, но осмысленный, про жизнь Мандельштама, его жены и тех, кто был рядом, да вообще - про жизнь, чем многое, что вижу по телевизору и вживую, существенно более легкое, но с неизбежным элементом бездумности.
Собственно стихотворений было прочитано - не больше пяти, ровным тоном с большими равномерными паузами, не так, как учат читать стихи в школе. Но только такое чтение нормально доносит или смысл, или непонятность смысла для слушающего. Вот где-то поймала и я себя на непонимании смысла. Еще подумала, что надо бы почитать что-то об этом стихотворении.
Там был еще фрагмент про историческую память. Про то, что отказ мысленного обращения к прошлому, отказ от осмысления его плохо сказывается на понимании настоящего. Я подумала, что это про сегодняшний день - существенно больше буквально о настоящем времени, чем весь остальной спектакль, который о событиях прошлого и о ценностях, переживаниях, обстоятельствах, принципиально возможных в любое время.

Казус в театре

Это впечатления от 11 ноября, когда меня угораздило побывать на спектакле. Для меня событие редкое: предыдущий раз была в театре летом 2008 года, в Яффо.
Впечатлений море. Фейхтвангер, "Испанская баллада", страсти любовные и религиозные, музыка, пение, танцы - хореография и вообще пластика выше всяких похвал, главная музыкальная тема до сих пор в ушах, чего со мной обычно не бывает. Зал внимал, замолкал, взволнованно перешептывался, сопереживал - трудно было не почувствовать это состояние сидящих вокруг людей. С самого начала такой накал, и такая драма с нарастающей интенсивностью эмоций, к концу - до полной одури, катарсиса, до не знаю, чего...
В то же время - ну вот необъяснимое совсем. Кастилия, еще до Испании, тем более до инквизиции, но во времена отнюдь не вегетарианские: крестовые походы, войны, недавнее вытеснение мусульман. Короля, решающего проблему денег, с трудом уговаривают пригласить на роль финансиста некоторого купца, о котором известно только, что он еврей (в книге это как-то иначе описано, чем было сыграно на сцене - спокойнее, что ли).
Купец Иегуда (Мигицко) при первом своем появлении при дворе кастильского короля Альфонсо восклицает: "Шма Исраэль!", дальше что-то вроде "Шалом Йерушалаим", следующей фразой - "Алле гоим мишугоим". Я чуть под кресло не сползла, сидючи в седьмом ряду партера, и лишь потом (через три-пять минут) поняла, что в зале он вряд ли кого мог этим спровоцировать.
Это самое "алле гоим мишугоим" в буквальном переводе с идиш (на котором, конечно, там и тогда не говорили вообще, и огромное счастье, что в зале его тоже никто не знал) означает "все неевреи - сумасшедшие" и является фрагментом фразы "алле гоим мишугоим, алле идн инвалидн" - "все неевреи сумасшедшие, все евреи инвалиды", т.е. - все плохо, ничего не хорошо. Я полезла в сообщество ru_yidish это проверить, оказалось, все правильно понимаю по части значения. Как понимать фразу и вообще факт ее появления в контекстах спектакля и полного зала людей, не понимающих, что о них сказали, не знаю, открытый вопрос.
Там были еще ляпы, которые меня задели какой-то неаккуратностью обращения с еврейской темой, совсем не случайной в этом спектакле.
Получилась амбивалентность. Вроде - отличный спектакль, но отсвечивает халтурой.